4. Первая дочь. Первые роды

<<<Читать сначала

В ночь с воскресенья на понедельник я проснулась от лёгких, но ощутимых схваток. Меня охватили радость и волнение одновременно – вот-вот случится «это»!

Под утро схватки прекратились, и я поехала в бассейн. Я в последний месяц пред родами ездила в бассейн почти каждый день.

Боже, как хорошо было в воде! Тело легкое, настроение отличное. Ну почему беременным не разрешают рожать в бассейне? У меня была тайная (шальная, авантюрная) надежда, что я начну рожать в бассейне, никто ничего не заметит вовремя, и я благополучно рожу в воде. Но схватки были ещё нерегулярными, и я, поплавав пару часов, поехала домой. Дома схватки вообще прекратились.

В ночь с понедельника на вторник я опять проснулась от уже знакомых ощущений – лёгкие схватки. Я лежала и прислушивалась к их интенсивности и частоте.  Знала, что это была латентная фаза родов и лучше отдыхать и поберечь силы. Так прошла ночь, спать не хотелось от радостного перевозбуждения.

Схватки утром во вторник не прекратились, но были еще не регулярными и практически безболезненными. Но во второй половине дня начали усиливаться и становиться более ощутимыми. Я поняла – «началось». Мы с мужем ещё раз проверили «готовность номер один» к родам дома.

Спустя столько лет, конечно же, каждый час родов я посекундно не помню. Но очень многие моменты запечатлелись на всю жизнь. И хорошо помню, что я была спокойная, даже радостная, часто принимала душ, муж делал мне массаж, а я кое какие физические упражнения. К вечеру схватки стали ещё более ощутимыми.

И вдруг внезапно в гости вечером пришли мои родители! Они жили соседнем доме. И после нашего «воодушевляющего» разговора по приезду из Москвы, начали меня контролировать, чтоб я не брала себе «дурь в голову», а рожала, как все «нормальные люди».

Обычно они приходили на полчасика – максимум час. А тут вдруг «засиделись» часа на два. Я всё это время всячески старалась скрыть от них волны схваток. Первый час мне ещё это удавалось – я шла готовить им чай, выходила типа в туалет и т.д. Но родители сидели и сидели. И вот мама заметила…

За полчаса она нагнала на всех такую панику! Сначала уговаривала ехать в роддом, потом пугала, что я с ребёнком умру, а мужа посадят. Потом стала плакать, потом кричать и обзывать меня. В общем, начался полный «дурдом», и это во время сильных схваток! Видать из-за того, что я пыталась контролировать и сдерживать схватки какое-то время, а не проживать, они вдруг вырвались на свободу очень мощно.

В общем, разразился грандиозный скандал, я накричала на маму. Родители обиделись и ушли.

С одной стороны на меня сразу же накатило жуткое чувство вины за этот свой поступок, но с другой стороны, наступило облегчение, что меня оставили в покое. Но… Я рано обрадовалась!

Через несколько часов, уже ночью, мои родители привезли на такси мою тётю – врача акушера-гинеколога. И, конечно же, не для того, чтобы она помогала нам в домашних родах! Тётя, естественно, тоже принялась уговаривать меня ехать в роддом, но уже пугая случаями из практики. Я не сдавалась.

Потом тётя начала уговаривать ехать в роддом по-другому: она пообещала, что будет со мной в родах и всё будет хорошо.

Я, в промежутке между схватками, задавала ей вопросы: «А Вы уверены, что меня не «прокесарят?», «А стимулировать точно не будут?», «А, если я не захочу рожать в позе ногами кверху на кресле, мне разрешат рожать в удобной для меня позе?», «А Вы точно уверены, что ребёнка сразу положат мне на грудь?», «А ребёнка не унесут на сутки-трое в другое отделение?» и т.д.

Если по поводу родовспоможения она мне еще обещала, что при нормальном течение родов врачи вмешиваться не будут, то по поводу «позиции в родах», «приложить сразу к груди», «не разлучать меня с ребенком» обещать ничего не может, т.к. «это» не предусмотрено законом и обустройством самих послеродовых палат.

Итого. Мама в соседней комнате «билась в истерике». Тётя пыталась очень корректно меня переубедить. Папа молча нервничал. Я пыталась проживать схватки. Муж пытался мне помогать, мягко «отбивая мамины нападки».

И так всю ночь до самого утра! Утром (уже в среду) тётя и родители, ничего от нас не добившись, уехали на работу. Ура! Наконец-то, я могла сосредоточиться на родах! Но.. не тут-то было!

Через пару часов вдруг приехал нас проведать брат моего мужа (телефонов же не было) Узнав, что мы рожаем, решил подождать, «вдруг что». Квартира у нас была двухкомнатная, он ждал в одной из комнат, но уже этот факт всё равно меня сильно напрягал. Был август, было очень жарко. Мне хотелось ходить голой, громко «звучать», дышать и, вообще, свободно перемещаться по квартире. Я стеснялась, и это его присутствие меня явно не расслабляло.

Так продолжалось до обеда. Я почувствовала, что сейчас вот-вот начнутся потуги. У меня были уже мощные схватки переходного периода. Муж набрал тёплую воду в ванную, и я решила залезть – сделать себе немного передышки, а там, как пойдёт. И… в это момент опять приехала «группа поддержки» в лице моих родителей и, конечно же, тёти. И опять началась «баталия»: уговоры, угрозы, страшные истории, «наезды», истерика.

Т.е., мне, вместо того, чтобы с головой окунуться в проживание родов, приходилось периодически вступать в схватки с родственниками. В общем, если коротко, я их выгнала!

Начались потуги. Мы с мужем были полностью сосредоточены на такой ответственной «работе». И вдруг опять звонок в дверь… Это вернулась тётя. Она коротко сказала, что родители ее уговорили поприсутствовать, и она буквально на часик отпросилась с работы.

До сих пор помню её слова:

«Лора, ты подставляешь мою голову под уголовную ответственность. У меня с собой нет ничего для родовспоможения, даже элементарного зажима. И, если начнётся кровотечение, то я не смогу тебе ничем помочь. Поэтому, ты «обречена!» родить хорошо, если не хочешь, чтоб я села в тюрьму! Быстро скажите, что у вас есть в аптечке для родов и что вам рассказали по поводу родовспоможения в домашних условиях. И, вообще, вы должны за час хорошо родить – мне на работу».

«Аптечка» у нас была уже в ванной, муж только указал на неё. А по поводу родов сказал пару каких-то фраз. И всё. В общем-то, суть сводилась к тому, чтобы она просто стояла рядом. Мы сами знали, что делать.

Я рожала в ванной, полулежа в тёплой воде. Ребёнок шёл нормально. Я всё правильно делала. Муж помогал, тётя наблюдала. В какой-то момент, она вдруг сказала: «Ребёнок идет ручкой вперед. Дайте я помогу». Очень спокойно она отодвинула мужа в сторонку, придержала руку, и уже на следующей схватке родилась полностью головка нашей дочери. И тут тётя решила поволноваться: «Головка под водой, ребёнок не задохнется под водой?» Муж что-то ей ответил по поводу дыхательных рефлексов новорожденных, и она не вмешивалась.

Когда дочь полностью родилась, тётя сразу положила мне её на грудь и вышла из ванной. Я до сих пор помню этот ошеломляющий экстаз радости от встречи с ребёнком и тотального телесного освобождения!!! Я до сих пор помню это пиковое переживание!!!

Этот момент я буду помнить всю свою жизнь – когда наша Дашуля оказалась у меня на груди и так пронзительно посмотрела мне в глаза! А потом подняла головку, повернулась  и посмотрела на своего папу! У мужа «хлынула» «мужская скупая слеза»! Потом она ещё раз посмотрела на меня этим незабываемым взглядом… А потом вдруг увидела сосок и так «впилась» в него!!!... Как будто всё время беременности только и мечтала покушать! Захват моей груди был настолько мощным, болезненным и неожиданным, что я аж вскрикнула и подскочила в ванной!

Благодаря этому, матка начала опять мощно сокращаться – пошло отхождение плаценты. Плацента вышла легко и быстро (тоже до сих пор помню эти телесные ощущения). Тётя с мужем рассмотрели её внимательно и договорились между собой, что с ней всё в порядке. Т.е. она вышла полностью, целая, кусочков во мне не осталось, и по всем другим параметрам с ней всё хорошо. Потом тётя предложила перерезать пуповину, но мы отказались. Сказали, что в течение ближайшего часа не собираемся этого делать. Она сделала «недоуменные» глаза, немного «повозмущалась», но активно спорить у неё уже не было времени .

Я перешла из ванны в комнату на уже подготовленную постельку. Тётя быстро меня обработала тем, что мы ей дали (опять же предварительно удивившись) и осмотрела – со мной было всё в порядке! И уехала на работу.

Я радостная, но сильно уставшая лежала на диване. У меня на груди лежала дочь. Она была на пуповине. Пуповина была соединена с плацентой. Плацента лежала в мисочке рядом.

И вдруг…заходит «очумевший» брат мужа (мы за него совсем забыли!). Попрощался и уехал.

Все! Всем спасибо, все свободны, роды закончились! Я была уставшая и счастливая!

photo-1542644384-49f9febd8443

Какое-то время мы «ворковали» над ребёночком, пока не вспомнили о следующем немаловажном этапе – надо же вызвать «скорую»!

Это был 1991 год. Для того времени домашние роды – беспрецедентный случай. А нам надо было как-то ребёнка официально зарегистрировать. Конечно же, я стояла на учёте в женской консультации и детской поликлинике. Но… зарегистрировать рождение ребёнка могли только врачи в роддоме.

Муж пошел «вызывать скорую» на «роды первородящей». Скорая приехала где-то через пару часов. И тут без «приколов» не обошлось. Приехали двое молоденьких ребят (наверное, интерны). Бодро и весело зашли в комнату и увидели картину «маслом»: я спокойно лежу на диване, ребенок на животике в позе «лягушки» лежит рядом со мной. Ребенок на пуповине, плацента рядом в мисочке. Очень милое зрелище!

Один из врачей вдруг побелел, облокотился об стену и начал медленно сползать – мужу пришлось его подхватить, а потом приводить в чувства нашатырным спиртом. Второй с окаменевшей улыбкой на лице какое-то время был в ступоре, а потом заикающимся голосом спросил: «Что делать будем?» Мы их успокоили, сказав, что они не виноваты. Что пока они два часа ехали, мы родили, наверное, роды были стремительными. Они предложили нам собираться и ехать в роддом, но мы сказали, что в таком состоянии «нетранспортабельны».

Они совсем растерялись: «Что делать теперь будем?». Мы им предложили написать в обменной карте, что они видели и убедились лично, что ребёнок есть в наличии, живой, вот ещё даже на пуповине и плаценте. Если хотят, то пусть меня осмотрят, чтоб убедиться, что я только что родила и со мной все в порядке. Это предложение осмотреть для них, видать, оказалось «слишком». Они быстро написали в обменной карте то, что мы им продиктовали (это нам московские юристы подсказали) и уехали.

Вечером к нам «завалила» толпа «офонаревших» родственников. Пытались нас «поругать» (но уже не так агрессивно) и всё-таки поехать в роддом «на всякий случай». «Пожурчали» над первой внучкой и немного обиделись, когда мы сказали, что нам надо отдыхать. Всё! Все, наконец-то разошлись!

Вспоминая свои первые роды, я до сих пор переживаю эти пиковые радостные чувства, хотя, естественно, не в такой интенсивности, как тогда! Жаль немного, что это событие было несколько омрачено непониманием наших родных! Но всё равно, это событие было божественным экстазом!

Продолжение следует.